catry: (Kajia)
[personal profile] catry
Вчерашнему дню переводчика посвящается.

Перевод стихов – всегда чуть больше, чем перевод просто текста. А уж перевод с восточных языков...



Сокурсники - японисты как-то восторженно рассказывали про смысловые слои классических хокку, про скрытые намеки, двойные чтения слов и признанную символику. Идеал лаконичности разворачивался в огромное произведение с литературными аллюзиями и историческими реалиями.
Что ж, с китайским примерно то же. А еще где-то робко стучится визуальная составляющая иероглифики. В иероглифе «осень» смешаны ключи «хлеб» и «огонь», и эти значения все равно считываются на подсознательном уровне. Хотя при переводе толку от этого разве что при выборе синонимов.
Чем-то это похоже на разархивирование файла. Когда передашь все тонкости, остаешься с огромным текстом на руках вместо коротких изысканных строчек.

Так возникают несколько переводов одного стихотворения и, позднее, статьи и исследования со сравнительным анализом переводов (как, например, знаменитое стихотворение Ли Бо «静夜思» «Думы тихой ночью»)

  李白 Ли Бо (Ли Бай, 李太白 Ли Тай-бо; 701—762/763 г.) — китайский поэт 
времён династии Тан, один из самых известных и популярных китайских поэтов.

Но сейчас речь о другом стихотворении. Тоже Ли Бо, перевод Александра Гитовича

Без названия
 
И ясному солнцу,
И светлой луне
В мире
Покоя нет.
И люди
Не могут жить в тишине,
А жить им -
Немного лет.
Гора Пэнлай
Среди вод морских
Высится,
Говорят.
Там, в рощах
Нефритовых и золотых
Плоды,
Как огонь, горят.
Съешь один -
И не будешь седым,
А молодым
Навек.
Хотел бы уйти я
В небесный дым,
Измученный
Человек.

Это стихотворение, а в особенности его последние строки, зачаровали многих. Их цитировали писатели и публицисты, приводили как пример даосского мистицизма в исследованиях.

В свое время, освоившись немного с китайской грамотой и возможностями интернета, я отыскала оригинал

白日与明月,昼夜尚不闲。
况尔悠悠人,安得久世间。
传闻海水上,乃有蓬莱山。
玉树生绿叶,灵仙每登攀。
一食驻玄发,再食留红颜。
吾欲从此去,去之无时还。


В оригинале нет небесного дыма. Желание уйти безвозвратно – да. Но не этот завораживающе красивый образ, дающий тон всему стихотворению.

Ничего странного в том, что это стихотворение Ли Бо я не нашла ни в английских, ни французских переводах.
Нам повезло.
Александр Гитович сам был поэтом.

Александр Ильич Гитович (1.03.1909-9.08.1966) — русский поэт, переводчик китайской и корейской литературы.

Что мы знаем о нем навскидку? Был дружен с Ахматовой, переводил китайские стихи. Даже то, что он сам писал стихи, известно немногим.

Немудрено. Его собственные стихи достойны, но меркнут на фоне поэзии Серебряного века. Нередко смысл в них превалирует над поэтичностью, ритм и рифма становятся каркасом, а не мелодией.

А как иначе, если все расцветало в переводах? «В книге “Из китайской и корейской поэзии”, вышедшей в Москве в 1958 году, больше пятисот страниц, и все переводы – Гитовича. Отдельными изданиями в его переводах выходили Ли Бо, Ду Фу, Ван Вэй» - сообщит нам Интернет.
Вдуматься страшно. А ведь его переводы, даже несмотря на то, что он зачастую работал с подстрочниками и допускал неточности, все равно из лучших - именно из-за того, что это уже Поэзия.

В стихотворении другу – Н. И. Конраду - Гитович поставил эпиграфом строки Арсения Тарковского «Для чего я лучшие годы Продал за чужие слова? Ах, восточные переводы, Как болит от вас голова!»
И ответил на них:

Уж если говорить о переводах,
Которым отдал я немало лет,
То этот труд, как всякий труд – не отдых
Но я о нем не сожалею, нет!

Он был моей свободою и волей,
Моею добровольною тюрьмой,
Моим блаженством и моею болью,
Сердечной болью, а не головной.<…>

______

«Головная боль» осталась собственным стихам, которые мало кто помнит наизусть. Мы восхищаемся Ли Бо и Ду Фу, цитируем китайских поэтов и рассуждаем о лиризме восточной классики. Переводчики остаются в тени. Издержки профессии.


***
Верю я, что оценят потомки
Строки ночью написанных книг, –
Нет, чужая душа не потемки,
Если светится мысли ночник.

И, подвластные вечному чувству,
Донесутся из мрака времен –
Трепет совести, тщетность искусства
И подавленной гордости стон.

(Гитович)